Перейти к навигации

Заметки на полях «валдайского» выступления Путина

Источник: 

Василий Пихорович 04.10.2013  http://propaganda-journal.net/print/7509.html

 

Кем-кем, а демагогом Путина назвать сложно.  Напомню, что в Древней Греции демагогами называли вождей демократии, которые добивались влияния на народ с помощью слова, убеждения, а не управляли им с помощью силы. Позже это слово приобрело негативную окраску - частью потому, что историю нередко писали представители аристократии, у которой демократия отняла власть, а частью потому, что это слово своими действиями дискредитировали сами вожди демократии, как только последняя утвердилась. Нельзя забывать о том, что демократия эта была не только рабовладельческой, но еще и представляла интересы далеко не всех свободных, а в основном богатых.  Так вот, Владимир Владимирович Путин не подходит ни одно из этих определений. Если уж и дальше пользоваться древнегреческой терминологией, то он типичнейший представитель олигархии - то есть «власти немногих», которая, согласно Аристотелю, «блюдет интересы зажиточных классов».  А если выражаться более современным языком, то он является политическим представителем финансовой олигархии, которая исторически образовалась в результате слияния банковского и промышленного капитала и впоследствии подчинила себе государство, а в России - и вовсе является наследницей мафиозных кланов периода разворовывания и распродажи советского наследства и поэтому до сих пор воспринимает власть не иначе как «крышу».

 

Но, в любом случае, Владимир Путин очень любит иногда поговорить публично. Как правило, случается это нечасто, и каждое из таких выступлений тщательно готовится. Собственно, клуб «Валдай» и создан для того, чтобы время от времени В. Путин мог там выступить с умным видом. Для массовки здесь собирают множество так называемых экспертов - то есть продажных (в современном обществе, правда, почему-то считается, что если ученый или журналист продается по очень высокой цене, то он уже не продажный, а очень даже солидный) экспертов и крупных европейских политиков (в основном, бывших), которые, тоже, разумеется, за просто так туда не приезжают.

 

Целью клуба является улучшение имиджа России за рубежом. Центральную тему последнего заседания а, соответственно, и интересующей нас речи Путина на нем, последний определил как разговор «о стратегии и ценностях, ценностной основе развития нашей страны».

 

И начал этот разговор президент с того, что однозначно отмежевался от «ценностей» советских. «Мы ушли от советской идеологии, вернуть ее невозможно», - сказал он. Для равновесия (В. Путин ведь, как известно, - общенациональный лидер) он добавил, что «приверженцы фундаментального консерватизма, идеализирующие Россию до 1917 года, похоже, также далеки от реальности, как и сторонники западного ультралиберализма». Но это добавление будет потом дезавуировано в этой речи не единожды. Впрочем, даже одна только ссылка на Солженицына, как неоспоримый авторитет в определении целей государства российского может успокоить сразу как «приверженцев фундаментального консерватизма», так и  «сторонников западного ультралиберализма», поскольку сей деятель в своей ненависти ко всему советскому умел счастливо соединять обе эти как будто противоположности. Не зря Путин именно на него сослался.

Но двинемся дальше по этой речи, которая очень обильна самыми неожиданными парадоксами, которыми путинские спичрайтеры надеялись, видимо, удивить, а заодно и сбить с толку не столько западных журналистов (профессионалов с толку не собьешь - за сколько заплачено, столько и напишут), сколько российскую аудиторию, точнее, ту ее часть, которая в отношении Путина «обманываться рада».

 

Так вот, в этой речи Путин не просто привычно выступил против «квазиколониальной части элиты, которая предпочитала воровать и выводить капиталы, и не связывала свое будущее со страной, где эти капиталы зарабатывались», но и, казалось бы, покусился на святое - на рынок как таковой. «Практика показала, что новая национальная идея не рождается и не развивается по рыночным правилам», - заявил он. И хотя дальше президент постарался «замять» эту тему, мы постараемся этот момент все-таки зафиксировать, поскольку кто только в последнее время, когда мировой кризис заставил несколько поджать хвосты глашатаев свободного рынка, не высказывается против рынка! Именно поэтому нужно обратить внимание, за что именно высказываются. Ведь вполне может оказаться, что те, кто недоволен свободным рынком, на самом деле выступают за рынок несвободный - за открытое господство монополистического капитала.

Притом, в данной речи В. Путин выступает не просто за господство монополистического капитала в области экономической (тут уже и выступать не нужно, поскольку это - факт), а за соответствующее идеологическое закрепление этого господства. Он говорит:

 

«Нам всем: и так называемым неословянофилам, и неозападникам, государственникам и так называемым либералам - всему обществу предстоит совместно работать над формированием общих целей развития». В этой фразе отлично обрисовано  «все общество» в путинском понимании. Нет-нет, Путин, конечно же, не забыл и о так называемых левых. Для них во «всем обществе» тоже припасено местечко. Он говорит: «А это значит, что либералы должны научиться разговаривать с представителями левых взглядов и, наоборот, националисты должны вспомнить, что Россия формировалась именно как многонациональное и многоконфессиональное государство».

И здесь нужно констатировать, что Путин попадает в точечку. Это просто диагноз для так называемых левых - притом, далеко не только российских. Если они и являются левыми, то представляют они или левое крыло упомянутых ранее Путиным «приверженцев фундаментального консерватизма», как, например, КПРФ, или левый край «сторонников западного ультралиберализма» (конечно, с поправкой на то, что приставка «ультра» здесь прибавлена Путиным исключительно с целью оставить себе самому место среди умеренных сторонников западных «ценностей»).

 

Здесь в самый раз бы разобраться, в чем же их суть - этих самых западных ценностей. А суть их отнюдь не в отказе от христианских ценностей или пропаганде однополых браков, как пытается представить дело Путин. Суть западный «ценностей» одна - священность и неприкосновенность частной собственности на средства производства. Вот истинная западная религия и мораль, суть их внешней и внутренней политики и корень их идеологии. Подвергает ли Путин сомнению этот истинный западный «символ веры»? Нисколько.

 

Он предпочитает рассуждать о религии отвлеченно, как о предмете возвышенном.

 

«Без ценностей, заложенных в христианстве и других мировых религиях, без формировавшихся тысячелетиями норм морали и нравственности люди неизбежно утратят человеческое достоинство», провозглашает президент, ничтоже сумняшеся.

 

Сложно сказать, «заглядывал ли в святцы» наш оратор, прежде чем изречь такую глубокую мысль, но достоинство, которое определяется человеку в христианстве, исламе и иудаизме, достаточно однозначное - раб божий. Что же касается морали и нравственности, то вряд ли даже самые высокооплачиваемые эксперты решатся утверждать, что в последние десятилетия, когда в России усиленными темпами насаждались «ценности, заложенные в христианстве и других мировых религиях», так уж сильно росла мораль и нравственность. Скорее тут мы имеем обратную зависимость, хотя понятно, что рост религиозности общества - вовсе не причина его нравственного разложения, что и то, и другое - лишь следствия разложения и уничтожения общественной собственности на средства производства и развития собственности частной. Именно по этой же причине современная Россия, как бы не старался Путин (для полной ясности я предлагаю полностью абстрагироваться от возможной его неискренности и считать, что он действительно всеми силами старается противостоять западной экспансии), в принципе не может противостоять Западу, в то время как не только Советский Союз делал это куда более эффективно, но даже какая-нибудь Белоруссия, не говоря уж о Венесуэле, Кубе, КНДР, которые выглядят в этом отношении гораздо убедительнее, чем Россия. Только потому, что в этих странах худо-бедно, но пытаются преодолевать «принцип частной собственности», а в России только ищут ходы как бы его укрепить. Соответственно, и против Запада Путин выступает только потому, что чувствует в процессах, там происходящих, угрозу мировой капиталистической «стабильности», без которой нельзя говорить о какой-либо успешности российского капиталистического «проекта».

 

Но к этой мысли мы еще вернемся в конце, а теперь, пользуясь форматом «заметок на полях», перескочим к несколько иной теме, тем более, что оратор тоже не особо заботился о цельности и плавности изложения.

 

Речь о весьма болезненной для современной России теме межнациональных отношений. Этот сюжет получился у Путина весьма забавным. С одной стороны он озвучил мастерски оформленную помощниками весьма эффектную, хотя вряд ли слишком уж соответствующую действительности мысль:

«В России, на которую пытались в свое время навесить ярлык "тюрьмы народов", за века не исчез ни один, даже самый малый этнос».

 

Эффектность этого заявления в том, что не смотря на то, что в действительности этносы в России в течение веков, конечно же, исчезали и даже появлялись новые, состоит в том, что в нем содержится прозрачный намек на то, что ведущие западноевропейские нации в процессе созидания своих «ценностей» уничтожили население целых континентов.

 

А забавность сюжета в том, что Путин решил добавить в него еще немножко и от себя, чем не только полностью опрокинул спичрайтерскую иронию насчет «тюрьмы народов», но и продемонстрировал еще и качества, которыми обычно блистают американские президенты. Он заявил:

 

«Вы знаете, я с интересом узнал (не знал даже), в советское время так внимательно к этому относились, почти каждый маленький народ имел свое печатное издание, поддерживались языки, поддерживалась национальная литература».

 

Вполне возможно, что Путин и до сих пор не знает, что в те времена, когда Ленин назвал Россию «тюрьмой народов», там не только не относились внимательно к этносам (собственно, даже русский этнос не признавался, а делили людей по вероисповеданию, не говоря уж о том, что даже русский народ был в большинстве своем неграмотным и о русской литературе понятия не имел), но вовсе их не признавали, и уничтожены они не были только по той причине, что русский капитализм на окраинах развивался гораздо медленнее, чем американский, поэтому аборигенов русских окраин не успела постичь та судьба, которая постигла их собратьев в Америке.

 

А вот еще один эффектный пассаж:

 

«Главная задача государства, закрепленная в Конституции, - обеспечение равных прав для представителей традиционных религий и атеистов, права на свободу совести для всех граждан страны».

 

Мысль бесспорно, интересная. О правах атеистов не заикался ни один из правителей на постсоветском пространстве. Но не слишком верится человеку, при котором в школах обратно ввели немного закамуфлированный закон божий. Да что там закон божий! При Путине РПЦ заняла такое положение в обществе, о котором она не могла мечтать в Российской истории никогда, поскольку российские цари всегда ею помыкали (вспомните как издевался над церковью Петр Первый, который низвел ее на положение одного из министерств, которым, к слову сказать, поставил управлять обычного боевого офицера. И в таком подчиненном положении церковь оставалась в Российской империи до самого конца этой империи (тому, кому это утверждение кажется преувеличенным, достаточно вспомнить распутинщину).

При Путине же РПЦ начала обретать власть, подобную той, которой обладала в средневековой Европе католическая церковь.

Руководство РПЦ сегодня не только в России может распоряжаться как ей заблагорассудится (чему сильно благоприятствует тот факт, что как в Средние века католическая церковь была крупнейшим землевладельцем, так РПЦ сегодня является крупнейшей корпоративной олигархической структурой), но и в международном масштабе, оказывая сильнейшее влияние на политику множества соседних с Россией стран.

 

Самое смешное, что Путин в этой речи возмущается тем, что западные страны отказываются от  религии и именно в этом видит тлетворное влияние Запада на Россию.

 

Но верить путинским заявлениям против политики США нужно не более, чем заявлению о равных правах атеистов в России.

 

Не знаю, много ли в России людей, которые могут поверить в путинский антиамериканизм и стремление сделать Россию независимой от Запада, но цена им приблизительно такая же как и пресловутой будто бы антизападной и пророссийской направленности Януковича, благодаря которой он выиграл выборы в 2010 году.

Никогда Украина не была так близка к Западу и так враждебна по отношению к России как при Януковиче. И крайне важно понимать, что субъективно лидеры регионалов в массе своей, скорее всего, и в самом деле ненавидят Запад и тяготеют к России. Но объективная логика экономической и политической конкуренции заставляет их всеми силами стремиться в Евросоюз и вносить все большую напряженность в украино-российские отношения.

 

Путину может очень нравиться изображать из себя самостоятельного игрока в мировой политике, любоваться собой (и, право, он имеет для этого все основания на фоне таких конкурентов как сенатор Маккейн, решивший в ответ на известную статью Путина в New York Times поместить свою статью в газете «Правда» ( ..малоизвестном интернет- ресурсе с одноименным названием, к газете не имеющем отношения), видимо, даже не догадываясь, что это издание уже давно отнюдь не является ведущим в стране). Но как бы ни были тупы американские сенаторы, и каким бы ловким и остроумным не было путинское окружение, в условиях капитализма Россия никогда не сможет не только на равных разговаривать с США, но даже просто позволить себе то, что позволяет, скажем, даже Северная Корея, то есть не подыгрывать мировому хозяину.

 

Ведь ясно, что сколько бы не тщился Путин показывать, что это он остановил американскую агрессию в Сирии, на самом деле, он просто помог Президенту США сохранить лицо в ситуации, когда эта агрессия в принципе не могла начаться по причине того, что европейские заклятые союзники США не пожелали ввязываться в эту авантюру, да и внутри Сирии ситуация была отнюдь неблагоприятной для агрессии - ведь ее жаждала отнюдь не вся так называемая оппозиция, а только марионеточный Сирийский национальный Совет. Что же касается самых боеспособных банд, состоящих из крайних исламистов, навербованных из самых разных стран, то они и вовсе могли повернуть оружие против американцев. Конечно, Путину можно можно зачесть в плюс то, что он в этой ситуации хотя бы не предложил Обаме помощь в виде «миротворческих контингентов» взамен бросивших своего патрона европейцев. А ведь и такой поворот событий нельзя считать невероятным. Посылал же украинские контингенты в Ирак Янукович, будучи кучмовским премьером, да и Путин имеет в этом отношении определенный опыт - от воздушных коридоров на Афганистан до базы в Ульяновске.

 

Не зря Клинтон недавно назвал Путина «умным человеком». «Он всегда держал слово по всем соглашениям, которые мы заключили», - сказал бывший президент США.

 

Если вспомнить известную мюнхенскую речь нашего героя, в которой он указал, что американцы отличаются ровно противоположным качеством - то есть тупо обманывают, то тогда вырисовываются основные контуры путинского отношения к руководству США - вести себя внешне вызывающе, но всегда выполнять обещанное, зная наперед, что другая сторона выполнять их не будет.

 

Но если вернуться к началу нашей статьи, то следует заметить, что в исторических совсем не то, что в битвах военных, в которых в наполеоновские времена возможно и действовало  наполеоновское правило насчет львов и баранов. На поле истории, где действуют не стада, а классы, от последних как раз больше всего все и зависит. Какой бы талантливый вождь не вел исторически исчерпавший себя класс (а экономическое, политическое, идейное банкротство финансовой олигархии с каждым днем становится все очевиднее), он все равно не может заставить этот класс совершить больше, чем положено этому классу согласно его месту в историческом процессе. С другой стороны, точно так же как львы, которые допустили, чтобы их возглавил баран, не являются более львами а есть бараны, так и общественные классы, которые не в состоянии выдвинуть талантливых вождей, обречены.

 

И наоборот, наличие ярких, талантливых вождей - индикатор перспективности класса и той нации. Важно отметить, что в Латинской Америке уже несколько десятилетий подряд, начиная с кубинской революции, которая выдвинула сразу двух вождей мирового класса (ану-ка, попробуйте вспомнить имена американских президентов, которым они противостояли!) они растут как грибы после дождя. Видимо, история там готовит нечто интересное.

Увы, что касается России и практически всех постсоветских образований, то (если не считать Белоруссии, о ней - разговор особый) подавляющее большинство населения этих стран, то есть их трудящиеся классы, не только не смогли выдвинуть ярких вождей, но, похоже, полностью смирились с тем, что претендующие на то, чтобы быть вождями нации лидеры олигархии просто забывают включить их в состав «всего общества» хотя бы формально.

 

Надо полагать, Гегель был не так уж далек от истины, когда говорил, что «мировой разум» никакой народ не посещает дважды. Русский народ стал историческим народом, совершив социалистическую революцию и создав вместе с другими народами Советский Союз. Соответственно, разрушив созданное, эти народы подписали себе исторический приговор - они не просто сошли с исторической арены, но и не смогут туда никогда вернуться в качестве исторических народов.

 

Но это отнюдь не значит, что они вообще не смогут сыграть никакой роли в истории. Даже независимо от своего желания, они ее все равно играют. Но, плетясь в хвосте у народов, руководимых паразитическими классами, они обречены играть роль не просто жалкую, но и гибельную для них не просто в историческом, но и чисто физическом смысле.

И напротив, поддерживая те народы, которые ведут борьбу против господства паразитов, и наши народы получат шанс на то, чтобы занять достойное место в истории.

Нужно заметить, что поддерживать лидеров исторического движения куда проще, чем находиться во главе этого движения. Для этого, если здесь позволителен каламбур, «много ума не нужно», то есть вовсе не обязательно присутствие в народе «мирового разума» в виде хорошо организованного революционного класса и вождей мирового масштаба. Вполне достаточно у народа хотя бы минимальной воли к жизни и чувства человеческого достоинства и наличия у господствующего класса хотя бы амбициозных лидеров.

 Другими словами, для такой роли даже Путин сгодился бы. Поддерживая хорошие отношения с лидерами Латиноамериканской   революции, выстраивая вместе с руководством КНР какие-то подобия антиамериканской фронды в Совете Безопасности ООН по поводу Сирии, конструируя коалиции из недовольных господством американского капитала в мире (БРИКС, ШОС, ТС), он объективно помогает истории делать ее работу.

 

Те, кто возмущается, что делает он все это не во имя мировой революции или хотя бы, скажем, для улучшения жизни народов РФ или стран Таможенного союза, а во благо российского олигархического капитала, имеют для этого все основания.

 

Но нельзя же требовать с Путина невозможного. Даже самый талантливый вождь самого организованного революционного класса не может сделать того, что может сделать исключительно только увлекаемый этим классом народ, которому, к тому же, история выделяет для достижения успеха, всего одну попытку.

Что же тогда требовать с Путина - который фактически есть на самом деле всего лишь топ-менеджер на службе у класса весьма реакционного, по своей природе неспособного организоваться, народом ненавидимого и неспособного в принципе на что-либо хорошее?

 

Ничего нельзя требовать с Путина. Мало того, критиковать его нужно беспощадно. Собственно, слово «критиковать» тут неуместно. С таким же успехом можно критиковать волка за то, что он некорректно обходится с баранами,которые решили избрать его в качестве гаранта их безопасности.

Даже тех политиков, ученых и журналистов, которые за деньги сеют иллюзии по поводу Путина, нужно не критиковать, а разоблачать и высмеивать. Критиковать можно и нужно только тех, кто добросовестно заблуждается насчет Путина.

Но при этом нужно не мешать Путину, если случается так, что он по каким-то причинам мешает тем, кто сегодня отвечает за сохранение «мира насилия», уничтожить ростки тех сил, которые способны этот мир насилия разрушить. А разбираться в причинах, по которым он это делает, особенно, если мы не в состоянии на них повлиять, предоставим будущим историкам.

 

Пусть хоть от зависти, что сам не может занять их место.

 

 

 

http://propaganda-journal.net/7509.html

 

 

Таможенный союз - Европейский союз: казнить нельзя помиловатью Кто, где и когда поставит точку?
04.10.2013 Еженедельник 2000
 

Комментарии

Аватар пользователя Рол

Сразу бросилась в глаза и понравилась карта :)

+1
0
-1


Main menu 2

Dr. Radut Consulting