Перейти к навигации

Тень вывода американских войск. Что грозит Афгану и всей Центральной Азии? - САМ

Источник: 
Смысловая координата:

Что грозит этой стране и всей Центральной Азии?
ТЕНЬ ВЫВОДА ВОЙСК

На минувшей неделе Барак Обама заявил, что численность войск США в Афганистане сократится почти наполовину уже нынешней зимой. Фактически американский контингент будет состоять из 34-х тысяч военных вместо тех 60 тысяч, которые расквартированы в ИРА сейчас.

Этот контекст, по мнению экспертов, актуализирует так называемую проблему "Афганистан-2014″, которая теоретически может вовлечь в огонь войны всю Среднюю Азию. Газета Central Asia Monitor сегодняшним материалом начинает серию публикаций, посвященных этой теме.

Начать можно с общих вещей. Например, сценариев развития ситуации после предстоящего сокращения контингента войск НАТО в общем-то не так уж и много. В целом экспертное сообщество имеет практически консолидированное мнение о развитии ситуации после передислокации сил ISAF и американской группировки Operation Enduring Freedom. Выделяются три варианта: приход к власти так называемой непримиримой оппозиции в лице "Талибана", гражданская война и, наконец, раздел сфер влияния между "Талибаном" и существующим режимом.

Афганист, эксперт по странам Центральной Азии и Среднего Востока Александр Князев полагает, что деление по трем вышеописанным сценариям очевидно, хотя в реальности ситуация может оказаться значительно более дифференцированной.

"Вариативность развития в определенной степени будет зависеть в первую очередь от того, в каких масштабах и в какой конфигурации сохранится западное присутствие в Афганистане", – уверен Князев.

В свою очередь, профессор кафедры востоковедения Новосибир­ского государственного университета, специалист по афганской тематике Владимир Пластун считает, что подразделения американской армии в Афганистане останутся, может быть, в качестве охраны посольства США, опорных баз, созданных за последние годы (компаунды), временных аэродромов. "Часть американского контингента будет сформирована за счет сотрудников ЧВК (частных военных компаний – прим. авт.). Об их количестве судить трудно, но их останется не менее 10-15 тысяч человек", – полагает эксперт.

Версию о том, что США будут представлены в Афганистане частными военными компаниями, поддерживает и ведущий аналитик консалтингового агентства "Сауран" Искандер Аманжол. "Я думаю, что, вложив сотни миллионов долларов в свои базы в Афганистане, США и вообще НАТО просто так не уйдут. Да, я бы хотел отметить, что уйдет правительственная армия, но останутся "частные" армии, то есть компании наподобие black­water (одна из самых крупных частных компаний США – прим. авт.), которые будут присутствовать, будут брать в аренду американское вооружение. И возможностей навести порядок у них будет намного больше, чем сейчас", – уверен Искандер Аманжол.

Что же касается базирования коалиционных войск, то здесь можно отметить несколько конкретных точек. Уже сейчас определены девять основных баз, где будут сконцентрированы силы коалиции: это наиболее крупные города. В частности, Кандагар, Шинданд, Джалал-Абад, один из крупных городов в провинции Лашкаргах. "Конкретно список населенных пунктов будет утвержден через несколько месяцев, в специальном Соглашении о безопасности. Количество баз, количество военнослужащих и их правовой статус будут в нем четко прописаны. Само соглашение находится в строгой секретности. Дело в том, что оно еще не получило одобрения афганского совета старейшин – так называемой Лойя Джирги. Поэтому мы пока можем говорить только об ожидаемой численности контингента: 10-12 тысячах человек. Впрочем, пока даже у самих американцев нет четкого понимания того, сколько же конкретно людей останется в регионе", – подчеркивает кандидат политических наук, независимый исследователь региона Af-Pak (Афганистан-Пакистан) Василий Кравцов.

Выборы – 2014

Другой, не менее важный фактор – это предстоящие в 2014 году выборы президента Афганистана. Владимир Пластун уверен, что перед своим уходом США должны подыскать новую кандидатуру на этот пост. "Кандидатура должна быть такой, которая устраивала бы и их самих, и талибов, а это будет нелегко, так как единого движения "Талибан" не существует", – заключает эксперт.

В то же время о едином кандидате от США говорить пока невозможно: эксперты считают, что все претенденты на высший пост в Кабуле в той или иной степени связаны с США. "В основном электорат в Афганистане делится по этническому и региональному фактору. Кто кандидат от США? Их несколько, они одновременно могут быть и кандидатами от определенных лагерей. И в то же время все они кандидаты первой пятерки. Это Ашраф Гани Ахмадзай, Залимай Расул, Гуль-ага Шерзай, Абдулла Абдулла", – перечисляет Василий Кравцов.

Эксперт Александр Князев обращает внимание на динамику изменений в формируемых предвыборных альянсах. Расстановка основных политических групп статична лишь в одном измерении, относящемся к главному из критериев политической идентификации для Афганистана – этнополитическому: в противостоянии по линии "пуштуны – непуштуны". "Хотя и здесь возникают имеющие, скорее всего, тактический, операционный характер, исключения: как, например, выход узбекской политической группировки, возглавляемой генералом Абдулом Рашидом Дустумом из состава Избирательного альянса Афганистана, блока непуштунских партий. И самое главное – его последующее соглашение с Форумом национального понимания, альянсом около десяти пуштунских политических партий, объединенных вокруг кандидата в президенты, бывшего министра финансов Ашрафа Гани Ахмадзая", – полагает Князев.

Кроме того, эксперт уверен: анализ процессов последних лет позволяет сделать вывод, что предстоящее сокращение численности и сужение функциональности иностранного военного контингента выводит "Талибан" на одно из доминирующих мест в политической жизни Афганистана на ближайшие годы. "Было бы ошибкой считать современный афганский "Талибан" единой иерархической структурой. Если проанализировать состав группировок, воюющих сейчас против кабульского правительства и иностранных войск США и НАТО, то можно выделить десятки категорий этих формирований, отличающихся прежде всего по мотивации их деятельности и не имеющих единого командования, единого управления", – рассуждает Александр Князев.

По мнению опрошенных нашей газетой экспертов, в среде талиб­ских командиров существует определенный конфликт поколений, есть противоречия между афганскими и пакистанскими талибами, особенно в контексте обострения конкуренции по части контроля за наркотрафиком. Поэтому, рассматривая возможные варианты действий условного "Талибана", необходимо как минимум принимать во внимание его неоднородность и децентрализованность. Столь же неоднородны политические силы в Афганистане.

"Примерно с 2009 года эта территория демонстрирует резкий рост межэтнических противоречий, эволюционирующих в общественных настроениях и в пристрастиях непуштунских политических элит в сторону сепаратизма. Это в косвенных признаках было очевидно в ходе электоральной кампании 2009-го и очень ярко проявилось в результатах парламентских выборов 2010-го, когда пуштуны потерпели скандальное фиаско, уступив определяющее большинство в парламенте другим этническим группам. Этот же основной раскол уже очевиден в ходе происходящей президентской электоральной кампании", – полагает Александр Князев.

В этих условиях раскол Афганистана на ряд анклавов, в первую очередь ориентированных на этничность, является главным из сценариев предстоящего периода. Попытки любого кабуль­ского правительства вести переговорный процесс будут обречены на конфронтационный результат до тех пор, пока в этот процесс не будут включены непуштунские лидеры и не будут учтены интересы, претензии и амбиции непуштунской элиты. Оценка всех переговорных инициатив последнего времени позволяет уверенно прогнозировать, что сепаратистские настроения и угроза распада страны, реализации центробежных сценариев будут стремительно прогрессировать.

Силовой аспект

Что же касается военной конфронтации, то независимый исследователь региона Af-Pak Василий Кравцов уверен: в 2014 году, вне зависимости от исхода выборов, все силы непримиримой оппозиции будут направлены в первую очередь на захват власти в регионах. "Есть общее мнение о том, что кабульская власть им пока не по зубам. А вот захват власти в регионах более чем возможен. Здесь стоит подчеркнуть, что та система управления (хоть старыми, хоть новыми талибами), которая будет внедряться, очень похожа на ту, что была в Египте, в период правления Мурси. Это несколько аморфная система, которую сложно назвать строгой вертикалью власти. Но битва за эту власть будет идти и в 2014-м, и в 2015-м годах" – уверен Василий Кравцов. Кроме того, по мнению эксперта, возможно усиление диверсионно-террористической деятельности.

В этих условиях "самая серьезная угроза – это возможный приток в страны Центральной Азии организованных и обученных исламистов идентичных национальностей, которые поставили своей целью свержение светских режимов и установление халифата. Этот наплыв может усилиться, если к власти в Кабуле придут непримиримые талибы и начнут сводить счеты с представителями "нацменьшинств", которые в свое время поддержали военные действия "Северного альянса" против талибов", – уверен Владимир Пластун. В то же время Владимир Никитович подчеркивает, что в ближайшие годы угрозы для Центральной Азии будут малозначительными – главные действия в этот период будут происходить внутри страны.

Василий Кравцов тоже считает, что первое время никаких угроз для региона не будет. "Имеет место нагнетание обстановки по этому поводу, в частности развивается так называемый "западный" проект. В его рамках главное обострение в последнее время на севере страны, где пуштунов крайне мало, но в то же время есть информация об усилении "Талибана" в провинции Бадахшан, граничащей с Таджики­станом", – говорит эксперт.

Впрочем, на этот счет есть и другие мнения. В частности востоковед, вице-президент Центральноазиатского корпуса развития Нурлан Альниязов полагает, что сам по себе "Талибан" не представляет угрозы для региона, поскольку готов взять на себя работу в политической и иных сферах жизнедеятельности афганского государства. "Например, тот же рядовой афганец, скорее будет работать легально, если у него будут покупать продукты или услуги. У него нет никакой привязанности к обслуживанию группировок", – замечает Нурлан Альниязов.

В общем, насколько можно понять из рассуждений специалистов, сценарий развития ситуации в Афганистане и его влияние на регион напрямую зависят от условий сокращения иностранного присутствия в этой стране. Нынешний президент Афганистана до сих пор не принял конкретного решения по соглашению с США, более того, он отдал всю полноту ответственности за это решение на откуп Лойя Джирги. СМИ сообщают, что заседание этого органа власти, возможно, состоится 19 ноября. До этого времени, по мнению экспертов, интрига будет сохраняться.

Андрей Князев,

Роберт Берновский

15.11.2013

 

Источник - camonitor.com

Постоянный адрес статьи - http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1384582920

Свободные термины:


Main menu 2

Dr. Radut Consulting