Перейти к навигации

Предупреждение участникам гражданского сопротивления

Накануне завтрашнего митинга мне хочется предостеречь тех людей, кто, как и я, собирается на него идти и вообще продолжать участвовать в том, что, пожалуй, именовать «сопротивлением» излишне громко, но иначе называть просто не хочется
7 марта, 19:35

Фото: facebook.com

Среди тех, кто по мере возможности участвует в сопротивлении власти киевских узурпаторов, есть очень разные люди. Поэтому всё сопротивление выглядит внешне крайне противоречиво. Простой пример: с одной стороны, оно, это сопротивление, начиналось снизу и продолжается по принципу самоорганизации, что, безусловно, хорошо. Но с другой стороны, именно этим объясняются трудности с поиском лидеров, с активизацией людей, которые «полностью поддерживают, но никуда не идут» просто потому, что даже не знают, когда, куда и зачем идти. Этим же объясняется порой чрезмерное обилие фриков и городских сумасшедших на антиправительственных митингов. Это же влечёт за собой абсолютную беззащитность участников и по отношению к хорошо организованным и часто вооружённым нацфаш-десантам, и по отношению к спецслужбам – к тем их представителям, которые активно работают на хунту.
Завтра по Юго-Востоку должны пройти митинги. Приходится портить женщинам праздник; а, может, как раз наоборот, спасать этот праздник: если узурпаторы удержатся на своих местах, они уже к следующему году гарантированно отменят 8 Марта как официальный праздник. Уже ведь много раз предлагали, в рамках «очищения от тоталитарного наследия»; а праздник-то изначально такой же коммунистический, как Первомай и День Победы.

Как бы там ни было, накануне завтрашнего митинга мне хочется предостеречь тех людей, кто, как и я, собирается на него идти и вообще продолжать участвовать в том, что, пожалуй, именовать «сопротивлением» излишне громко, но иначе называть просто не хочется. Предостеречь как от ошибок, так и от опасностей – не всех, конечно: предупреждение о некоторых опасностях не может быть сделано на публичных сайтах, но о них-то как раз все осведомлены. Поэтому о том, что кажется менее очевидным и от того менее важным, хотя на деле это вовсе не так.

  1. Технический момент. Вы будете находиться в толпе – оденьтесь во что-нибудь многослойно-пушистое, плотное. Не бойтесь, что будет жарко – на 8 Марта обычно погода шалит и холодит. А такая одежда и в давке поможет, и удар смягчит, и даже ножевые ранения делает менее опасными, чёрт бы их подрал. По возможности не берите с собой сумки; а если уж взяли, переверните, пусть висит, закрывая живот. То же самое с рюкзаком. И деньги в большом количестве вам ни к чему. Количество ошалевших от восторга карманников в больших городах просто изумляет даже видавших виды людей. Не забывайте о том, что в толпе будет значительное число как откровенных провокаторов с самых разных сторон, так и сотрудников вышеупомянутых спецслужб. Будьте внимательны. Просто внимательны, и всё.
  2. Символический момент. Не нужно цеплять георгиевские ленточки и другие «знаки отличия» по дороге на митинг. Даже если вы идёте не в одиночестве, а в компании. Не забывайте: вы живёте в потенциально фашистской стране (почему «потенциально», скажу ниже). Риск пострадать за эти знаки в одиночестве крайне велик; если в данный момент вы не один, то вас попросту могут запомнить. Это не предположение, я исхожу из реальных случаев. Не забывайте, что в любом случае вы нужны движению не как герой-инвалид или сакральная жертва, а как живой деятельный человек. Пока что от вашей ленточки на улице или в маршрутке пользы гораздо меньше, чем вреда. Не превращайтесь в фетишистов, не придавайте личным символам чрезмерного значения: они важны, но не архиважны.
  3. Деятельный момент. Не идите на поводу у истериков и дегенератов, не пишите, не говорите и не кричите о том, как нужно разорвать-закопать-сжечь всю эту «бандеровскую сволочь». Это делает вас похожими на них, а для дела абсолютно бесполезно, поскольку с лёгкостью приводит к закономерному финалу где-нибудь в СИЗО. Не бейте вдесятером одного, вы люди, а не бабуины, пользы от этого никакой, а ваше озверение очень и очень мешает всем нам и сопротивлению в целом. Одно дело – функциональная драка, другое дело – бешеные обезьяны, стаей разрывающие аутсайдеров. Данный совет имеет не этический, а практический характер.
  4. Последовательный момент. Даже если милиция начинает разгонять митинг, не переходите в своём сопротивлении границу, не швыряйте в них брусчаткой, не нападайте на милиционеров. Вспомните: это – главный признак «евромайдановцев». Значительная часть милиции и так на нашей стороне, даже среди тех, кто будет стоять в оцеплении. Они не враги своему народу. Не забывайте: если вам прилетает удар дубинкой по рёбрам, не исключено, что как раз перед вами какая-нибудь провоцирующая мразь сунула милиционеру файер под шлем. Можно, конечно, пафосно заявить, что они, мол, защищают хунту; но этот пафос неуместен – если, конечно, милиция не начнёт стрелять, чего не будет. Я не призываю вас «отдаться на милость милиции», я хочу, чтобы вы были последовательны, и защищались исключительно в рамках необходимости. Нападать, если и надо, то точно не на милицию
  5. Содержательный момент. Не стоит требовать ввода российских войск: во-первых, услышите в ответ с российской стороны, что нет оснований, а их действительно пока нет; если же будут, то россияне всегда успеют ввести их с нужной скоростью. Во-вторых, представьте себе на секунду, что их ввели. И? Что помешает какому-нибудь глупцу, ошалевшему от украинского образования и украинских СМИ и пришедшего перед этим в военкомат, попереть на эти российские войска «спасать отчизну»? Вы сейчас махнёте рукой: ну, так ему, идиоту, и надо, там и ляжет. Ляжет. Однако с этого момента начнётся полноценная война – и неважно, что Украина смело и решительно проиграет в ней на второй день, важно, что начать войну гораздо легче, чем закончить. Но самое главное, что этого идиота нужно не убивать, а спасать: это ведь не правосек какой-нибудь, это просто одурманенный человек, за что и зачем его убивать – чтобы его родители и родственники на всю оставшуюся жизнь возненавидели русских, а вас, как подстрекателя войны, возненавидели живущие в наших же городах женщины и дети? Вы скажете, что ввод войск – это ещё не война; да, это так, но они удручающе близки по сути и по времени. Не зовите войну: у нас ещё есть другие возможности сопротивляться, а россияне сами сообразят, когда/если наступит неотвратимый момент: у них всё-таки – настоящее государство и настоящая власть, в отличие от некоторых.
  6. Идеологические моменты. Это, скорее, не к тем, кто идёт на митинги, а к тем, кто их туда собирает и организовывает, если такие есть (чаще всего есть те, кто, как говорят в народе, «подзуживает», вольно или невольно). Впрочем, касается всех. Гоните к чёртовой матери любого, кто будет рассказывать о том, что во всём виноваты «жиды», «хохлы» или ещё какие-нибудь этнические группы. Никогда не забывайте о том, что фашизм – это, в первую очередь, этнонационализм, пусть и гипертрофированный. Любой националист, хоть украинский, хоть русский, – потенциальный фашист, пусть даже только как «молчаливый сторонник». Выбивать подобное подобным – это идиотическая установка в социальных вопросах; напоминаю, что нацистов победили коммунисты, которым помогали на тот момент отнюдь не фашистские (хоть и весьма сомнительные) режимы западных союзников. Не надо устраивать никаких «русских маршей»: в сопротивлении участвуют не только русские, а русские участвуют не только потому, что они русские. В том же Харькове полно русских, «всем сердцем принявших рэволюцию, чтобы не расстреляли». А вы своими заявками на «русский марш» или даже «русскую весну», во-первых, отсекаете всех тех, кто только говорит на русском языке, но этническим русским не является; во-вторых, создаёте совершенно не тот внешний эффект, который нужен для победы. Забудьте весь бред о том, что русский фашистом не бывает: бывает, ещё как. И, к вашему сведению, русские фашисты активнейшим образом дружат с украинскими; и активно участвуют в деятельности того же харьковского «Патриота Украины», который входит в «Правый сектор». И растиражированный украинскими СМИ кадр, на котором под российским флагом на Харьковской ОГА снят российский же националист (приятельствующий с националистами украинскими), это никакая не случайность, а откровенная провокация, лишь доказывающая: националист – всегда националист, всё равно чей. Идея проведения после митингов «русских маршей» активно озвучивалась популярным в русскоязычном сегменте укрнета публицистом, подозревать которого в намеренных провокациях можно с полным на то основанием. Подытожу: национализм – это тот же самый враг в другом обличье, что и фашизм; и прилагательное «русский» никак этого факта не меняет.

Последнее, что скажу, – это уже не для нас, это для наших противников и просто «несогласных». Насмотревшись украинского телевидения, вы любите повторять, что никаких «бандеровцев», никаких фашистов у нас тут нет: где они, мы же их не видели? Вы их не видели, потому что не хотели видеть вообще ничего: ни факельных шествий «Патриота Украины» и «Тризуба», ни нацистских лозунгов футбольных ультрас, ни прославления украинской версии национал-фашизма в учебниках и статьях. А это всё было. Сейчас вы не хотите видеть «Правый сектор», Сашу Билого, Диму Яроша, – вы предпочитаете считать их оптическим обманом, а если и нет, то говорить: ну и что, не они же страной управляют.
Так вот, именно они управляют страной. И если я называю её «страной потенциального фашизма», то только потому, что не собираюсь впадать в истерику и верещать о том, что фашизм уже всех и вся победил, но и не намерен, как вы, ждать открытия первого концлагеря, чтобы потом покачать головой и пробормотать: «надо же, действительно…» Я профессионал, мне, как социологу, достаточно двух показателей: идеологии и практики, чтобы определить, что я имею дело с фашизмом. Идеология – есть: все организации, участвующие в «Правом секторе» и практически все «рулящие» политики ориентированы на этнический национализм, который проявляется не только в языке. Практики – в изобилии: вся деятельность правосеков, начиная с «евромайданских» боёв и заканчивая Сашей Билым, а также «точечными» устранениями неугодных. Да, это ещё «потенциальный» фашизм – по сравнению с концлагерями и нюрнбергскими законами. Можете себя этим успокаивать, если вы настолько тупы; но не забывайте, что, когда они придут к вам, нас уже не будет. В том числе и благодаря вашей глупости и избирательной слепоте.
Артем Литовченко, специально для интернет-издания “Глагол”

Участие в группах: 


Main menu 2

Dr. Radut Consulting