Перейти к навигации

Ленинградцы, дети мои! Ленинградцы, гордость моя! - Эрик Ханымамедов

Источник: 
Смысловая координата:

- Розочка, что у нас сегодня на ужин? - слабый голос мамы был еле слышен в промерзшей ленинградской квартире Галимовых. Мама звала Раузу Розочкой, и всегда приговаривала: "Ты мой красивый цветочек!".
Они лежали вместе в комнате – мама, и ее дочка - семилетняя Рауза. Мама на низеньком диванчике, Рауза на небольшой пружинной кровати. Обе были тепло одеты - сил топить буржуйку уже не было, так и спали в одежде. Дядя Ваня, сосед по лестничной площадке, уже третий день не заходил, мама попросила его получать их паек, и приносить его им – сама дойти до пункта выдачи она уже не могла, и если бы она умерла по дороге за пайком, за маленькой Розочкой было бы некому приглядеть. Почти все соседи по лестничной площадке уже умерли от голода, остались только Розочка с мамой, и семидесятилетний Иван Иванович Корольков. Когда-то он работал заведующим почтовым отделением в соседнем доме, потом вышел на пенсию, два его сына были на фронте, супругу Марию Николаевну он похоронил неделю назад. Проснувшись утром, он подошел к кровати жены, и понял, что его Машенька уже мертва.
- Мамочка, я сейчас посмотрю, там должно остаться немного хлеба, - маленькая Розочка знала, что еще два дня назад они с мамой съели свой небольшой паек – 250 граммов хлеба на двоих в сутки. Все крошки от хлеба, даже самые маленькие, Розочка собрала, и завернула в кусочек газеты. Она достала изпод подушки небольшой газетный сверток с крошками, кое-как сумела добраться до маминой кровати, но так как сил приподнять мамину голову у Розочки не было, она своими маленькими ручками ложила крошки маме в рот. По маминому лицу текли слезы.
- Мамочка, не плачь! Дядя Ваня скоро придет и принесет нам хлеба, - Розочка еще не знала, что Иван Иванович умер по дороге домой с пункта выдачи хлеба. Теперь в живых на лестничной площадке их некогда очень шумного ленинградского дома осталось только двое – Рауза и ее мама.

***

Рауза Ахмедовна Галимова допила чай, и собрала все хлебные крошки со стола, аккуратно завернув их в газету. Привычка эта так и осталась с ней со времен ленинградской блокады, даже теперь когда казалось бы больших проблем с питанием не было. РаузаАхмедовна всегда очень бережно относилась к еде, то чувство голода, которое ей пришлось пережить маленькой девочкой в блокадном Ленинграде никогда не позволяло ей что-либо выбрасывать из съестных припасов, даже если они по каким-то причинам портились, она старалась их как-то переработать, из хлеба насушить сухарей, из фруктов накрутить варенье. Она всегда очень болезненно реагировала, когда видела, что кто-то выбрасывает еду. После того как одна из молодых мамаш сильно нахамила ей в ответ на аккуратное замечание, когда отпрыск девицы капризничая выбросил пирожок, РаузаАхмедовна больше не делала замечаний, но всегда сильно переживала когда видела человека выбрасывающего съестное.
В то утро у нее закончились хлеб и конфеты, и она собралась за покупками в один из магазинов сети "Магнит", расположенный неподалеку на Широкой улице в Кронштадте.

Она не очень любила этот магазин, но цены там были немного ниже, чем в других торговых сетях, и иногда РаузаАхмедовна заходила в эту торговую точку.

Еще у пожилой блокадницы была одна слабость – она очень любила сладкое, а в этом магазине были недорогие конфеты, которые женщина иногда покупала, чтобы побаловать себя чем-нибудь сладким к чаю.
Чтобы не нести сумку в руках, РаузаАхмедовна положила ее в торговую тележку, и так получилось, что в суматохе прикрыла ею пару пачек дешевого масла. Расплатившись возле кассы за продукты и уже направляясь с тележкой к выходу из магазина, блокадница вдруг почувствовала, что кто-то резко и грубо схватил ее сзади за руку: "Женщина, подождите!". РаузаАхмедовна обернулась и увидела самоуверенно улыбающуюся молодую черноволосую женщину в красной жилетке с надписью "Магнит" на спине.

- Вернитесь! Покажите чек! – от резкого, высокого тона которым говорила сотрудница магазина, РаузаАхмедовна растерялась.
- Что случилось? – женщина послушно пошла за девушкой в красной жилетке обратно к кассе.
- Так! Покажите чек! – безапелляционным тоном произнесла женщина за кассой, и начала рыться в тележке.
- Вот, пожалуйста, – протянула чек РаузаАхмедовна, она уже заметно начала волноваться, не понимая, что происходит.
- Я директор этого магазина, сейчас проверим все ли оплачено, - представилась женщина за кассой. После проверки чека и товара в тележке, директриса издала торжествующий крик: "Ну, я так и думала! Масло не оплачено! Что делать будем женщина?!".
- Я, я наверное забыла, не заметила… - РаузаАхмедовна окончательно растерялась, и трясущимися от волнения руками начала доставать кошелек.

К кассе начали подходить сотрудники магазина. Блокадницу с тележкой зажали в угол, путь к выходу из магазина оказался перекрыт - все сотрудники торжествующе улыбались. Подошел рослый, крепкий охранник магазина: "Так! Что происходит?".
- Да все уже Вася! Вызвали наряд, сейчас вот эту, отвезут в отделение! – директор магазина за кассой и сотрудница задержавшая блокадницу уже видимо предвкушали поощрение за хорошую работу.
- Я оплачу, оплачу, я просто забыла, - по лицу РаузаАхмедовны текли слезы.
- Ну! Что случилось, зачем вызывали?! – очень упитанный полицейский в вразвалочку подошел к кассе.
- Да вот эта – воровка! Масло хотела украсть! – директор "Магнита" бросила на блокадницу презрительный взгляд.
- Проедемте, в отделение, там составим протокол. Да! А еще пожилая женщина, как не стыдно! – полицейский укоризненно покачал головой.

Всю дорогу до отделения Рауза Ахмедовна вспоминала блокадный Ленинград, как они с мамой ели крошки от пайка, и как совершенно случайно мамина знакомая обнаружила в квартире умирающую от голода семилетнюю девочку, рядом с телом мертвой матери. Розочка зажала в своем детском кулачке газетный сверток с последними крошками.
- Мамочка! Ну поешь, пожалуйста, поешь!
При входе в отдел полиции Рауза Ахмедовна Галимова потеряла сознание и умерла…


P.S. Хотел написать постскриптум к рассказу. А нужно ли что-то объяснять?!Я вспомнил Узбекистан, принимающий детей в годы войны, вспомнил песню великого казахского акына Джамбула.
Недавно зайдя в "Магнит" расположенный рядом с музеем-заповедником "Сталинградская битва" стал свидетелем такой сцены - пожилая женщина высказывала претензии сотруднику магазина и просила вернуть деньги. Покупатели активно включились в ситуацию, и тут же припомнили сотрудникам магазина трагический случай в Питере.
Да, не все еще оскотинились у нас, не все. И это очень радует, и вселяет надежду!

Эрик ХАНЫМАМЕДОВ, город-герой  Сталинград

"Фонтанка" показывает видеозапись из "Магнита"

5 февраля 2015, 18:41

http://www.fontanka.ru/2015/02/05/171/
Источник - ЦентрАзия
Постоянный адрес статьи - http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1424639040

 

Свободные термины:
Участие в группах: 
- Приватная группа -


Main menu 2

Dr. Radut Consulting