Перейти к навигации

Внешняя политика не может строиться только на личных отношениях

Источник: 

Аналитик, кандидат философских наук, Юрий Баранчик прокомментировал ряд острых и актуальных вопросов как белорусско-российских отношений, так и собственно внутрибелорусской проблематики
— Можно ли считать Союзное государство Белоруссии и России государством?

На сегодня Союзное государство Белоруссии и России — исключительно формальная конструкция, не наполненная никаким реальным содержанием. Оно застыло в момент создания и с тех пор так и не было наполнено никаким реальным содержанием. Руководство России (на тот момент Борис Ельцин) видело в создании Союзного государства только пиар-эффект, призванный подсластить для народа России горькую пилюлю от распада СССР. Руководство Беларуси — Александр Лукашенко — промежуточную ступень для восхождения в Кремль и подседания на российские финансовые и энергетические ресурсы.
Как только с приходом Владимира Путина в Кремль для Лукашенко эта лазейка закрылась, тут же был свернуто и реальное наполнение проекта Союзного государства. О каком Союзном государстве может идти речь, если даже вопрос создания военной базы российских ВКС в республике стал проблемой? Союзные органы не принимают никаких решений кроме формирования бюджета на будущий год.
Отсутствует постоянно работающий парламент, другие рабочие органы государства, суды и т. д. Нет никакого реального наполнения действующей законодательной базы. Поэтому при нынешнем руководстве республики ни о каком прорыве в деле функционирования Союзного государства не может быть и речи. Будет продолжаться дежурное бла-бла-бла по поводу и без.
— Следует ли увязывать предоставление финансовой, военной, политической или иной помощи официальному Минску с требованиями отказаться от националистических тенденций в исторической политике?
Думаю, это должно быть основным требованием со стороны Москвы. Иначе Россия в Минске через два-три года столкнется с тем же, с чем столкнулась в 2013 году и в Киеве. Все эти разговоры о непонимании сути концепции «Русского мира» — от лукавого. Минск уже фактически развернулся на Запад. Выделение кредита МВФ, если произойдет, будет знаковым и будет означать, что официальный Минск нашел себе нового хозяина.
— В каких трудных для России ситуациях официальный Минск оказал поддержку России как союзник, и в чём эта поддержка выразилась?
Во всех трудных ситуациях, а их на протяжении последнего десятилетия было немало, — в 2008 году Абхазия и Южная Осетия, в 2014 году — Крым, антироссийские санкции, сейчас — Сирия — официальный Минск ни разу не оказал России внешнеполитической поддержки. Более того, именно в моменты критические официальный Минск позволял себе очень жесткие публичные антироссийские жесты.
— Реальна ли угроза «разворота на Запад» официального Минска?
Этот разворот уже происходит. Проект Евразийского экономического союза используется официальным Минском исключительно для получения односторонних преференций. А как-то только из-за санкций Запада и ответных российских санкций образовалась лазейка поправить дела за счет контрабанды товаров на российский рынок — она тут же была использована по полной программе. Соответственно, дальше пойдет саботаж решений ЕАЭС. К чему с другой — финансовой — стороны идет и Казахстан.
— Какой конкретный опыт постсоветской Белоруссии можно считать уместным к внедрению в РФ?
Наиболее актуальным белорусским опытом для России является контроль президента и администрации над правительством. На сегодня рассогласование имперской линии на восстановление роли России в мире и антинародной, антигосударственной деятельности правительства просто вопиющее. Поручения главы государства не исполняются и игнорируются.
Правительство проводит какую-то самостоятельную экономическую политику. В Беларуси оно было бы уже давно уволено без выходного пособия во главе с премьером. Аналогично и в других отраслях и сферах — самая большая слабость России — это исполнительская дисциплина, отсутствие контроля над принятыми решениями и их исполнением, а также мер воздействия на проштрафившихся.
— Какой позитивный опыт России может быть востребован в Белоруссии?
В области политики — формирование публичных мер контроля внутреннего информационного пространства, формирование пространства внутриполитического диалога, выборы в парламент, наличие политической дискуссии. В области экономики — это отвязка от доллара, снижение зависимости от экспорта энергоресурсов. Очень много, что можно позаимствовать, всего не перечислишь, но главное — это формирование самодостаточной экономики, что никак не могут сделать в Минске, несмотря на всю ресурсную поддержку (финансы, энергетика) со стороны Москвы.
— Почему официальный Минск использовал GO NGO для разжигания русофобии, отказавшись от прямого, честного, конструктивного обсуждения вопроса о размещении базы ВВС РФ в Белоруссии?
У Минска просто больше нет никаких средств влияния и воздействия на Россию — ни политических, ни тем более экономических. Поэтому используется единственная оставшаяся возможность — мелко покусывать Москву в информационном пространстве уколами русофобии. Минск от этого очень страдает, что не может укусить больнее — экономически или политически. Но вот повлиять на информационную политику внутри республики Москва никак не может, и, соответственно, Минск использует этот фактор на полную катушку с учетом украинского опыта.
На Украине этот процесс шел слишком быстро. Более того, Янукович сам создавал радикальную оппозицию, чтобы победить ее на президентских выборах. Лукашенко такой ошибки допускать не будет, и уже давно отстранил оппозицию от переговоров с Западом по вопросам будущего республики.
— Почему Запад вкладывается в создание прозападных НГО, партий, СМИ, экспертных групп и т. д. в Белоруссии, а Россия вкладывается только в Лукашенко?
Это системная ошибка российской внешней политики. Когда нет системы, пытаются выстраивать личностные отношения. Но мы видим, чем отсутствие системы обернулось для России — где Саакашвили, Каримов, Ющенко и Янукович. Вот сейчас все удивлены казусом Эрдогана и разразились гневными тирадами в его адрес. Но ведь это давняя проблема. Если бы Россия проводила в отношении Турции, как и Украины, Грузии, системную внешнюю политику, не зацикливаясь на уровне, глубине и «доверии» между лидерами, то результат был бы другой. Но разве что-то меняется?
Несмотря на «урок Эрдогана», российская внешняя политика не меняется, и аналогичные личностные отношения продолжают править российской внешней политикой и в отношении ближайших «союзников» России — Беларуси и Казахстана.
Я достаточно давно, уже несколько лет, говорю и пишу об этой проблеме российской внешней политики, но воз и ныне там. Только с каждым разом эта ошибка все дороже обходится России. Внешняя политика не может строиться только на личных отношениях — это только один из компонентов. Основное — это работа по всем возможным и допустимым каналам, создание конкуренции среди политиков той или иной страны за доступ к отношениям с Россией.
Посмотрите, как работают американцы — они создают многоэшелонированую систему своей поддержки в стране. Каждый политик знает — чуть что, его сметут конкуренты, и даже президент любой страны не имеет монополии на отношения с США — они работают и с оппозицией, и с чиновниками, и с силовиками, и гражданским обществом и т. д.
Почему Россия в Беларуси так не делает? — Наверное, нет понимания, как можно работать системно, нет профессионалов, которые бы могли создать такую систему работы с зарубежьем как в СССР, или повторить американскую. Как показал со всей очевидностью провал личностной политики в отношении Турции, опора внешней политики стран на личностные отношения — это очень не устойчивая конструкция. На любого человека надаваить гораздо проще, чем на систему. Соответственно, надо строить систему.
— Какие украинские ошибки повторила Россия в Белоруссии?
Все. Начиная от дотирования режима до полного отсутствия системной работы с теми общественными силами республики, которые ориентированы на Евразийский союз. Большая роль в провале российской политики в республике лежит на посольстве России в Минске, которое непосредственно участвовало в удушении тех общественников, которые пытались работать в направлении поддержки евразийских начинаний в республике. До сих пор никаких организационных и кадровых выводов не сделано. Россотрудничество стало посмешищем.
Все те, кто был ориентирован на Россию, увидели истинную позицию российского посольства, когда была предпринята попытка создать общественные структуры поддержки Евразийского союза, и теперь существует огромное недоверие в российским официальным структурам в Беларуси.
— Почему РАН, Минкультуры РФ и др. российские госструктуры не противодействуют ревизионизму и русофобии в Белоруссии?
Думаю, причина — отсутствие необходимой стратегии и установок в отношении республики в высших инстанциях. Есть личностные отношения — все остальное вроде как и не надо. Поэтому остальные и не шевелятся. Но, на мой взгляд, это очень серьезная ошибка. Плюс к тому же внутри этих структур царит жуткий бардак, и им не то, что не до Беларуси, им далеко до массы других гораздо более актуальных проблем.
— Какие же выводы следуют из изложенного?
Власть и оппозиция в республике войной на взаимное уничтожение взаимно истощили друг друга. Налицо кадровый кризис как во власти, так и в оппозиции. Белорусская политическая система в условиях прекращения ресурсной помощи со стороны одной из глобальных сил впадает в неминуемый кризис и в достаточно сжатые исторические сроки переход под полное влияние одного из двух блоков.
Беларусь как независимое государство возможно только в условиях, когда на нашей территории происходит столкновение внешних интересов этих двух сил, т. е. как поле битвы. Как только одна сила уходит, ломается вся система сдержек и противовесов, и Беларусь начинает резко уходить под другую.
Беларусь как независимое государственное образование является сугубо искусственной конструкцией, которая возникла исключительно в силу ряда исторических обстоятельств, приведших к распаду Советского Союза и появлению на его обломках ряда «суверенных» государств. Экономическим базисом республики являются два НПЗ. Если их убрать из экономики республики, то она моментально коллапсирует. Поэтому ключевой вопрос выживания республики — это доступ к дешевой российской нефти и возможность ее экспорта и экспорта выработанных из нее нефтепродуктов на Запад по мировым ценам.
У России нет внятной, системной внешней политики в отношении республики. Нет сформулированных четких целей, за исключением включения республики в проект Евразийского союза. Но все остальные вопросы — какая республика будет в этом союзе, какая элита республики будет проводить курс на интеграцию и т. д. и т. п. — это никого не интересует. Соответственно, и результат будет таким же, как и в случае с Украиной.

Участие в группах: 


Main menu 2

Dr. Radut Consulting