Перейти к навигации

МЫ СТОИМ У ВРАТ КАРДИНАЛЬНО НОВОГО ТИПА РЕВОЛЮЦИИ

Актуальная подборка:
Смысловая координата:
Видео: 
Ближайшее десятилетие. Мир на переломе - YouTube

Алёна АГЕЕВА

Печальная судьба социализма в XX веке показывает нам важность марксистской идеологической подготовки коммунистов, недопустимость забвения того факта, что коммунист – это носитель научного мировоззрения, ученый-революционер, а не просто «хороший человек и добросовестный труженик». В будущей коммунистической партии выдача членского билета не может быть поощрением за заслуги в частных областях производства, для этого есть ордена, грамоты и т.д. Доступ в партию должен быть открыт только для тех, кто на деле показал успехи в пропаганде марксизма, а не в чем-то ином. Сегодняшняя техника освобождает нас от многих объективных ограничений, с которыми столкнулись большевики 100 лет назад. У нас нет неграмотности 75% населения, нет катастрофической нехватки литературы, которая почти вся благополучно оцифрована и лежит в Интернете. Поэтому мы можем и должны поднять планку для приема в партию, главная задача которой – заниматься идеологией, вести социалистическое государство к коммунизму, не отклоняясь от курса ни при каких изменениях ситуации, а не «повышать надои» и «обеспечивать перевыполнение плана». Особенно это касается руководящего ядра коммунистов, обязанного иметь высочайший теоретический уровень, чтобы смерть одного человека ни в коем случае не могла привести к отходу партии от марксизма. 

Вопреки троцкистам и близким к ним «любителям рабочего самоуправления», мы, прекариат и неокоммунисты, не считаем, что предотвратить перерождение коммунистической партии могут какие-то организационные формы устройства социалистического государства, пресловутый «рабочий контроль» либо «Советы, формируемые обязательно по производственному принципу». Пролетарская демократия служит коммунизму лишь при условии качественного руководства со стороны коммунистической партии – авангарда рабочего класса. В других случаях действия некомпетентных рабочих масс, с помощью того же рабочего контроля и иных формальных механизмов, послужат лишь дальнейшему скатыванию социалистического государства к капитализму. 

Если «мозг» диктатуры пролетариата – коммунистическая партия, идеологически сгнил, от реставрации капитализма не спасет ничего. Это один из главных уроков социалистических Революций минувшего века. 

Что мы можем выделить в качестве основных проблем? Прежде всего, опасность идейного перерождения и бюрократизации авангарда и крепко связанную с этим апатичность масс. Для СССР и Китая эти процессы прошли «черным ходом», в то время как насущной проблемой для коммунистов были дела более приземленного толка. Необходимость, увы, взяла свое, и пока мы доделывали работу капитализма в полуфеодальных странах, он подобрался и постелил свой базис прямо под ногами. Разумеется, эти проблемы стремились решить в обеих случаях, сверху-вниз, или наоборот, дав простор низовой инициативе — у Мао, однако желаемого результата из этого не получилось – героизм утонул в массе невежества. 

 

Наша Революционная тактика должна соответствовать современным условиям со всеми особенностями исторического развития. Ждать или тем более пытаться воспроизвести те объективные условия, при которых большевики смогли взять не только невозможно, но и попросту глубоко ошибочно. Безусловно, крайняя степень нищеты основной массы населения и поголовная неграмотность способствовали революционным настроениям, но они вовсе не определяют революционную ситуацию в стране; и уж тем более ошибочно полагать, что только пухнущий от голода, неспособный к письму и чтению человек, склонен к революционному восстанию. Для Российской империи путь к социализму был единственным из возможных, учитывая то невероятное стечение обстоятельств – от откровенной слабости царской власти и последствий первой мировой войны, до наличия в России действительно революционной партии. 

 

Грядущий же путь к социализму вымощен уже не историческими случайностями, а той железной необходимостью, о которой писал Маркс, говоря о законе несоответствия производительных сил и производственных отношений. Кроме того, если в начале 20 века закон неравномерности развития капитализма обрекал отдельные государства на «социализм в отдельно взятой стране», то перспективы 21 века рисуют более оптимистичную картину. 

 

И казалось бы все хорошо. Мы проанализировали опыт двух социалистических режимов и выявили причины произошедших в них контрреволюций. Хватает ли этого для нас, будущих строителей коммунизма? Однозначно нет. О пагубных тенденциях обе компартии (когда они еще были компартиями) не просто догадывались, но прямо указывали на них. Но не трудно догадаться, что простая констатация факта, диагноза не излечивает больного. Это необходимый этап лечения, но недостаточный. Потому нам придется использовать оружие в борьбе с опасностью деградации партии, а вместе с тем и поражением переходного периода. Этим оружием станет научный централизм. 

Научный централизм — это концепция партийного строительства, гласящая, что действительно успешная практика основывается только на применении научного метода. Развивая этот тезис, необходимо признать, что научный метод могут использовать только люди, изучившие методологию марксизма-ленинизма и умеющие применять ее на практике. Истина всегда едина и конкретна – старое положение марксизма, но отнюдь, не потерявшее своей ценности для нас. Люди, использующие научный метод, делают ставку на объективную реальность, на познанные законы природы и общества. Они используют эти закономерности в своих целях, освобождая себя от принятия выбора, то есть, освобождая себя от стихийности и случайности. Конечно, в силу бесконечности бытия человек не в состоянии познать все, абсолютно все законы и полностью уберечь себя от совершения ошибочных действий. Однако наука — это единственный способ приблизиться к этому, в противовес идеализму, воспевающему религиозные, суеверные и другие не менее нелепые ритуалы, являющиеся противниками прогресса. 

У многих людей в результате господства буржуазной демократии возникает иллюзия, что истина устанавливается демократической процедурой, то есть голосованием. Думать так, значит вставать на позиции идеализма, поскольку истина не зависит от сиюминутного волеизъявления группы лиц. Открытие истины, а значит, и последующее применение ее в общественной жизни является результатом работы людей, овладевших материалистической диалектикой. Сообразно тому, как происходят научные открытия в математике, физике, химии, биологии и прочих науках, то есть благодаря работе людей, познавших ту или иную область науки, так и действия партии научного типа должны подчиняться общим принципам познания, а не демократическим процедурам. 

Демократический централизм привлекает людей, в первую очередь, своей простотой и ясностью — ведь вовсе необязательно изучать философию, политэкономию, историю и другие науки для успешного принятия решения, если можно просто взять и проголосовать за какую-либо точку зрения. Данный ритуал близок к суевериям и мистицизму вроде гадания по кофейной гуще, поскольку базируется на тех же ложных представлениях об объективной реальности. 

Надежды на стихийную сознательность масс разбиваются вдребезги о многочисленные примеры того, как пролетариат действовал, будучи обманутым буржуазной пропагандой, вразрез со своими объективными интересами. На одну успешную революцию (благодаря авангарду — партии большевиков) со времен 1917 года приходятся установления нацистских и фашистских режимов, избрание демократических эксплуататоров на протяжении столетия в плеяде развитых стран, дикость и варварство исламских режимов… и, наконец, разрушение плодов той самой Великой Октябрьской Социалистической Революции. Такова цена стихийности масс на данном историческом этапе и ее «классового сознания» без партии коммунистов, без ее авангарда. 

Еще в большем заблуждении находятся люди, принимающие научный централизм за отказ от самостоятельного мышления в угоду «знатокам марксизма». И в демократическом централизме, и в извращенной форме научного централизма присутствует общее качество — нежелание нести ответственность за свои решения и перекладывание их на знающее большинство/знающее меньшинство. 

Научный централизм — это не партия жрецов от марксизма, не новая теория элит, а эффективный инструмент в борьбе с оппортунизмом. И для успешного функционирования научного централизма в партии нового типа, как ни странно, необходим постоянный приток новых кадров. А потому, чтобы одновременно пополнять партию и не снижать ее теоретического качества, необходима серьезнейшая, глубочайшая работа с массами в переходный период. Это одно из ключевых условий нашей Победы . 

 

Мы увидели, что репрессивная тактика не может помочь нам в тот момент, когда необходимость позволяет управленцу «шантажировать» общество и толкает его на потенциальное предательство. И если в политическом вопросе решение состоит в крепкой работе настоящего авангарда класса с массами, то в экономическом мы можем высказываться за устранение или минимизацию человеческого фактора вообще. 

 

Плановая экономика, как мы должны признать, страдала от отсутствия гибкости, слепоты ко многим потребностям, спекуляций тех же управленцев. Уже на данный момент мы можем говорить о том, что эти проблемы могут быть решены по-другому, с использованием мощной вычислительной техники. Пресловутые системы ОГАС и Киберсин, названия которых продвинутый левак уже знает как свое имя, демонстрировали чудесные возможности, но страдали от технологической убогости в сравнении с масштабом поставленной задачи. Сегодня все производство может рассчитываться ежедневно, получая информацию напрямую от потребителя. 

 

Давайте представим ситуацию: вы решили купить пальто. В вашем кармане есть смартфон, вы заходите на сайт ASOS и заказываете выбранную модель нужного цвета и размера. Отличие от социализма состоит только в том, что в настоящем ваше пальто было сшито «с завязанными глазами» и ему повезло быть купленным вами. Сколько материала и труда пропадает, когда остальной товар не удается продать? Другое дело в том, что ваш заказ мог бы быть сигналом для целой цепи производств, которые с помощью информационных технологий слаженно и без издержек приготовили вам необходимый товар. Ах, да — и все это без кормления капиталиста. 

 

Разумеется, коммунизм — это не рай на земле, а социализм так еще и носит в себе элементы капитализма. Революционная сила не уходит в никуда. Однако ошибки стоит исправлять, и едва ли стоит вновь ровнять крышу, если нужно поработать над фундаментом. 

 

Критикуя марксистов, оппоненты пользуются самыми близорукими аргументами, полемическими философскими тезисами, всей плеядой псевдонаучных концепций. Они впадают в мистицизм, говорят понятиями, которые не способны осознать, пытаются охарактеризовать мир метафизическим взглядом на кусочки реальности. Для них праздность развитых стран оторвана от ада существования большинства народов, история расчленена и рассмотрена в пределах 20-100 лет, человек познан в пределах круга общения. Они завлекают людей на красивую ложь, а затем удивляются обилию собственных проблем, списывая все на некую «сущность вещей», катаясь на пороховой бочке по канатной переправе. 

 

То, что для первого мира теперь явилось назойливым жужжанием, для третьего стало настоящим титаном, который громко требует собственного крушения. Кажется, что «победа» капитализма укрепила некую незыблемость позиций наших врагов, но в самом деле их корни начинают опутывать сами себя. Тут и там выползают очевидные противоречия: преимущества автоматизации и её несопоставимость с капиталистическими стимулами производства, военная и технологическая мощь «бешеных собак» в лице государств-гегемонов, потрясающая размахом нищета и злоба миллиардов… даже ворчание мелкой буржуазии на отшибе вселенной — грыжа за грыжей твердят нам о том, что у велосипеда пора менять колесо. 

 

Тех, кто успел схватить нынешнюю жизнь за облезлый хвост, должно пугать грядущее, отмеченное, без всяких сомнений, большими потрясениями, но реальность сегодня может сказать об одном — либо ты встанешь на сторону будущего, либо отвергнешь его. В любом случае их борьба останется неизбежной. Нам хотелось бы сказать, что каждый из нас мечтает о своем и наши мечты часто выходят за всякие рамки, а потому социализм — худший из вариантов нашего будущего, но вместе с тем, он совсем одинок. Единственной альтернативой может быть «нечто» апокалипсического толка, однако, делая глубокий вдох, мы можем положиться на общую разумность человека, взглянув на грядущее с надеждой. 

 

Сегодняшний выбор пролегает не между пролетариатом и буржуазией, которые остаются лишь деталью огромного общественного механизма и в равной степени подлежат исчезновению при коммунизме. Сегодня мы стоим перед дверью невероятного будущего, которое своей грандиозной тенью закроет все былое и настоящее.

Свободные термины:


Main menu 2

Dr. Radut Consulting