Перейти к навигации

Они нам не партнеры. Вооруженный конфликт между Россией и Украиной неизбежен. ИНТЕРВЬЮ Игоря Стрелкова

Актуальная подборка:
Смысловая координата:
Видео: 
Игорь Стрелков: Вооруженный конфликт между Россией и Украиной неизбежен
Интервью каналу "Антифашист". 22.06.2018

Игорь Стрелков не нуждается в особом представлении. В своем интервью в рамках программы «Град» он высказал неудовлетворение ситуацией с правовым статусом граждан ЛДНР в России, о выборах в Донбассе и о возможном конфликте России и Украины.

- Еще несколько недель назад многие эксперты, политологи и общественные деятели прогнозировали, что во время Мундиаля на Донбассе будет обострение. Но сейчас обострение, которое было несколько недель назад, вроде бы поутихло. Как вы оцениваете сегодня ситуацию?

- На самом деле и я прогнозировал высокую вероятность, что наши так называемые «дорогие западные партнеры» попытаются под прикрытием футбольных мероприятий провести какую-либо крупную или ограниченную военную операцию. Тем более, что информации о подтягивании сил, о подготовке авиации, о подтягивании артиллерии, боеприпасов к линии фронта было более чем достаточно. Эта информация имеет под собой серьезную основу. Соответственно, как военные люди, мы понимали, что войска просто так не подтягивают. Значит, намерения провести такую операцию были, или рассматривалась такая возможность. Говоря же о том, что обострение как бы притихло, я бы так не сказал. Нет атак. После боевых действий 5 и 6 июня, когда были проведены ограниченные атаки в районе Горловки действительно нет серьезных выпадов пехоты с танками, но артиллерийские дуэли идут по всему фронту уже больше двух недель. Причем, потери и ополчения, местного населения и потери ВСУ резко возросли по сравнению с маем-апрелем.

- А вы не предполагаете, что на активность украинских военных повлияло заявление Путина, что он не позволит спровоцировать обострение и украинская государственность может от этого пострадать.

- Я немножко разбираюсь в психологии наших «уважаемых киевских партнеров» (я всегда беру эти слова в кавычки), и знаю только одно – на слова им всегда наплевать, они всегда смотрят на дела. Почему попытки атак 5 июня, которые явно носили характер разведки боем не получили развития? Украинские вооружённые силы атаковали силами двух-трех стрелковых взводов при поддержке нескольких танков и все. В то время, как у них во втором эшелоне стоит полноценная батальонная тактическая группа, полностью укомплектованная, готовая к броску. Потому что они тщательно отслеживали реакцию России, реакцию вооруженных сил РФ на свои телодвижения. Убедившись, что реакция присутствует они благоразумно решили ограничиться дальнейшими обстрелами.

- То есть реакция присутствовала?

- Реакция присутствовала, но это реакция, скажем так, амебы. Знаете, если амёбу начать колоть иголкой или каким-то другим неприятным ей предметом она начинает делать судорожные движения, сжимается, выделяет там какие-то антитела и прочее, а активно реагировать на предмет она не способна.

- Игорь Иванович, вот сейчас мы видим, что экономика Донбасса находится на самом деле в очень плачевном состоянии и предприятия и транспорт и социальная сфера, конечно на все это очень плохо действуют и обстрелы, и блокады, но ведь и влияет социальная политика, которая осуществляется руководством ДНР. Не будем такие иллюзии питать – завтра не произойдет чуда, но ведь можно что-то изменить внутри ДНР, ЛНР для того, чтобы как-то оживить экономическую ситуацию, облегчить социальную ситуацию для людей?

- Скажем так, когда у вас застарелый туберкулез, или какая-то другая тяжелая болезнь, у вас от него возникает жар. Жар можно сбить, но саму болезнь никакими примочками, никакими жаропонижающими средствами нельзя вылечить, можно лишь загнать внутрь на какое-то время ее симптомы. За четыре года на Донбассе сложилась ситуация, когда болезнь непрерывно и постоянно развивается, а корень ее в нерешённости самого главного вопроса для Донбасса, – что с ним будет дальше. Не только для Донбасса, но и для Новороссии. Четыре года Донбасс запихивают обратно на Украину с какими-то условиями, идет война, при этом граница по прежнему закрыта, гражданство РФ, в отличии от Абхазии и Южной Осетии, где дали сразу автоматически, никто не дает, признавать никто не собирается даже близко, таможенные барьеры тоже существуют и постоянно с регулярностью раз в неделю, российские официальные лица заявляют, что должен вернуться в Украину. Это корень беды – это болезнь.

- А субъективные факторы?

- А субъективные факторы, конечно, имеют место, однако они не определяющие. Люди, которые возглавляют Донецкую республику, назначались именно под политику передачи Донбасса обратно на Украину, как временщики и как люди, способные еще принести доход, тем, кто их ставит. Если ситуация когда-либо должна будет поменяться, то просто необходимо будет начинать с того, чтобы этих людей заменить. Во-первых, они ничего не умеют, они не дееспособны, они не способны управлять республикой, поскольку взяты ну фактически с социальных низов, причем не только социальных по своему имущественному статусу, но и по уровню образования и общей культуры. Естественно этих людей, для того чтобы навести порядок в любом случае нужно убирать. Они неперевоспитуемы, и более компетентными они никогда не станут, они подбирались по другому принципу. Наверно можно было бы поставить во главе республики более компетентных людей, более близких народу, людей которые, не ведут себя как грязь попавшая в князи, не оскорбляют своим поведением и внешним видом основную массу населения, несущую очень серьезные тяготы и не жирующих на фоне всеобщего бедствия. Будут изменения, не будут изменения – это крайне необходимо.

- Вы поддерживаете идею выборов, например, на Донбассе?

- Я всегда говорю, что в условиях военных действий необходима военная диктатура. В условиях фактической гражданской войны, которая идет в России, на Украине как части России и на Донбассе, о каких выборах вообще может идти речь? Для меня, как для историка прошлой гражданской войны, это просто нонсенс. Однако в рамках существующей так называемой политкорректности в кавычках, есть некие театральные правила, которые нужно соблюдать – назначенного человека обязательно надо выбрать, ну раз надо выбирать, значит выбираем.

- Я где-то встречала, что если бы Губарев, например, пошел сейчас на выборы, то вы бы его поддержали?

- Я об этом сказал, однако я там сделал еще один серьезный нюанс, точнее ремарку, о том, что моя поддержка Губарева была бы не безусловной, то есть, прежде чем поддержать этого человека я хочу понять, а что он вообще будет делать. У меня остались самые неплохие воспоминания о Павле и его деятельности, и его деятельностью я был доволен, когда он возглавлял мобилизационный отдел в Министерстве обороны, он делал то, что было в его силах. Никогда он не опустился до сочинения кляуз в отношении меня и в отношении славянского ополчения, что на самом деле вроде бы немного, но по сравнению с массой других – это неплохая рекомендация. Но я же не знаю какие условия могут быть выдвинуты при разрешении участвовать в этих выборах или, тем более, при одобрении его кандидатуры на избрании. Может быть там будет опять же сакральный Минск.

- Игорь Иванович, вы сталкиваетесь, и я сталкиваюсь, как представитель политэмиграции из Украины с тем, что и ополченцам и мигрантам очень трудно пройти через легализацию в России. Мы видим случаи и попытки депортации, экстрадиции участников ополчения военных действий, политэмигрантов и до сих пор эти попытки не прекращаются. Мы слышали, как Владимир Путин на прямой линии заявил, что нужно облегчить получение гражданства представителям Донбасса и т.д. Как вы относитесь к этому, какие меры вы видите, которые позволят облегчить получения гражданства или наоборот не нужно получать гражданство, а просто дать статус, приравненный к жителям Белоруссии?

- Если что-то сказал президент, это совершенно не значит, что это будет выполняться. Вообще не значит. Более того, не факт, что он вообще даст поручение, а если даст, что оно будет выполняться. Я, как чиновник, знаю массу случаев, когда президент подписывал массу обращений, поручений, которые просто никто не выполнял и никто за это их не наказал. А что касается вопроса, что необходимо было бы сделать – самое простое было бы конечно признать граждан ДНР и ЛНР, имеющих паспорта в качестве равноправных гражданам Белоруссии. Нужно предоставить им безвизовый режим, возможность устраиваться на работу без лицензий, которые крайне сложно приобрести, тем более, людям у которых нет денег, и возможность пребывать на территории РФ бессрочно. То же самое право можно было бы предоставить и проживающим беженцам и политэмигрантам с Украины, имеющим статус или претендующим на него, это был бы уже колоссальный огромный шаг. В Южной Осетии и Абхазии вообще всем желающим и в Приднестровье раздали российские паспорта, при этом для Приднестровье не учитывали, что есть у них там гражданство Молдовы или Румынии, т.е. там замечательно у многих молдаван по три гражданства – российское, по четыре даже, приднестровское, молдавское, румынское и украинское тоже зачастую. Естественно, там никто не обращал внимание – подписали указ и всем раздали. Здесь мы имеем картину, где РФ до сих пор не признала Донецкую, Луганскую республики, их официально статуса, вообще никак. Де-факто да, де-юре нет. Любой гражданин, любой житель ДНР, ЛНР это гражданин Украины. Это, естественно, большая проблема. Надо в конце концов определиться с кем мы, если мы с ополчением Донбасса, если мы его поддерживаем, если мы поддерживаем русских людей Донбасса, то мы должны назвать засевшую в Киеве хунту тем словом, которое она заслуживает – врагами России, а не уважаемыми партнерами, путчистами захватившими власть неконституционным путем, убийцами и террористами уничтожающими русский народ Донбасса и украинский кстати тоже, потому что для меня украинский народ это часть русского. Кто хочет считать себя украинцем может считать. Там есть люди, считающие себя просто русскими.

- Я могу привести пример по закону о носителях русского языка. В 2012 году Владимир Владимирович сказал, что нужно дать льготы носителям русского языка, в 2014 году Госдума приняла закон о носителях русского языка, и до конца 2017 года всего 24 человека гражданина Украины получили по этому закону гражданство. Вот только сейчас внесли маленькие поправки, хоть приоткрыли шлюз. Улита едет, когда-то будет.

- Улита, конечно, когда-то доедет, вопрос в том, что люди живут сейчас, им надо жить и работать сейчас, а учитывая, что ополченцы и беженцы, как правило, самые ущемленная категория. В РФ не самая лучшая социальная ситуация, тем более связанная с кризисом экономическим и с санкциями и со всеми остальными вещами, а просто так пенсионную реформу не проводят, естественно. А ополченцы и беженцы еще четыре года будут ждать?

Давайте скажем, то, что мы хотим, огласим программу максимум. Давайте скажем прямым текстом открыто – Киевская власть является врагом Российской Федерации и никогда не будет дружить с ней, никогда договориться не получится. Сколько бы ни мечталось, сколько бы не хотелось замять ситуацию – замять ситуацию не получится. Вооруженный конфликт между РФ и Украиной неизбежен, и надо подходить к этому прямо и открыто, и сказать об этом, и перестать называть открытых врагов, которые не стесняются ни в каких выражениях и ни в каких действиях и перестать называть их партнерами. Нужно признать Донецкую и Луганские республики, дать им возможность объединиться в Новороссию. Если уж говорить о пересоздании Украины, именно о переучреждении на базе республик Донбасса, то нужно признать эти республики и оказать им прямую открытую, на основании законодательства РФ и прав того же президента военную и экономическую помощь. Тогда все остальные вопросы юридического характера, вопросы гражданства, таможенных барьеров и всего прочего будут решены автоматически.

Лариса Шеслер
http://antifashist.com/item/oni-nam-ne-partnery-vooruzhennyj-konflikt-me...

Свободные термины:


Main menu 2

Dr. Radut Consulting