Перейти к навигации

О проекте изучения гибридных войн в Севастополе

Источник: 

Севастополь как научно-образовательный центр российского интеллектуального прорыва.

Создание на базе Севастопольского Государственного Университета международного политического института вызвало существенный интерес как у общественности, так и в экспертной среде. Господствует мнение, что санкционное давление на Крым парализует любую активность, в том числе и образовательную. Мол, какой смысл в дипломах ВУЗов из региона, который находится под западными санкциями и лишен возможности контактировать с ведущими западными университетами и фабриками мысли.
Этот взгляд в какой-то мере инерционен, так как базируется на западно-центричной картине мира, где аксиомой является необходимость признания со стороны западных структур. В условиях меняющегося мироустройства такой подход стремительно устаревает, так как новые центры силы и трансформация сфер влияния в различных регионах мира образуют новую реальность, где ориентация на Запад уже не столь безусловна, как это было еще 10 лет назад.

Поэтому мы видим постоянные визиты в Крым западных политиков и активистов, игнорирующих мейнстрим пропаганды, а также расширение контактов с странами Евразии, которые еще меньше заинтересованы в том, чтобы бегать на коротком поводе санкционной политики.
Прошедший на базе Института общественных наук и международных отношений Севастопольского государственного университета (ИОНМО СевГУ) форум арабских государств достаточно наглядно показал, что контакты как с государственными структурами, так и между общественными, научными и культурными организациями по линии «народной дипломатии», диффузно обходят вопрос санкций и иных запретов, связанных с Крымом. Готовность Иордании работать с СевГУ в образовательной среде лучше всяких слов говорит о том, удается ли изолировать Крым от основного мира. По нашим данным, в ближайшее время будут подписаны договоры с Донецким национальным Университетом, Университетом Белграда (Сербия), одним из университетов в Марокко.


Лидеры по числу аналитических центров/фабрик мысли. Данные на 2016-й год. Доминирование США на текущем этапе носит безусловный характер.


Данные на 2017-й год. Как не трудно заметить, Россия в этом компоненте не входит даже в пятерку лидеров.

На первый план выходит вопрос кадров, которые имеют необходимую компетенцию для работы в этом быстро меняющемся мире. У нас в стране тоже достаточно сильна инерция предшествующих лет, когда всерьез ставилась цель встроиться в западный мир и реализовывать глобальные проекты с Европой или даже с США. Эти мечтания очевидно потерпели крах и всерьез встает вопрос о том, что необходимы узкопрофильные специалисты, которые смогут работать в условиях трансформации мироустройства и опираться на актуальные практические знания связанные с вопросами ведения современных гибридных и информационных войн.
Неслучайно в этом году в ИОНМО открылась магистерская программа «Информационные и гибридные конфликты». Город и ранее являлся военным форпостом России на южном направлении, а в новых реалиях, он в силу своей уникальной диспозиции может сосредоточится не только на решении традиционных военных задач. Новые вызовы требуют специалистов новой формации. Это касается не только идущих конфликтов на Украине или в Сирии, но и будущих конфликтов (не обязательно военных), которые будут сопровождать трансформацию существующего мироустройства в направлении реального многополярного мира.
Разумеется, такой проект не появился на пустом месте. Тут скорее всего перед нами плод неких решений в тех высоких кабинетах, где задумываются не только о сиюминутном обеспечении текущих конфликтов в Сирии и на Украине, но и о стратегии на годы вперед. Ориентация на средиземноморский регион отражает как политический, так и экономический интерес, где рядом с государственной политикой по линии силовых структур, обеспечивающих проведение государственной политики или администрацией президента, стоят интересы государственный корпораций – Ростеха, ОСК и прочих.


Иван Чихарев

Развитие такого проекта на базе Севастополя позволяет не только решать стратегические задачи, но и разрушать те политические, медийные барьеры, которые пытаются возводить вокруг Крыма. Такой проект выглядит как разумная попытка нанести еще один удар по режиму блокады полуострова.
В основе проекта лежит институт ИОНМО, которым руководит И.Чихарев имеющий обширные связи с гос. корпорациями, что отражает наличие гос. заказа на данный проект. К нам в город он попал вместе с губернатором Овсянниковым, которому он обеспечил триумфальную победу на выборах. После конфликта Овсянникова и Чалого их пути разошлись и Чихарев ушел в научно-аналитическую деятельность, хотя сам формат запускаемого проекта ясно говорит о том, что за наукой и аналитикой стоят интересы корпораций и скорее всего спецслужб.

Если рассматривать то, чему будут учить в рамках образовательных программ института, то в первую очередь бросается в глаза тема изучения информационных и гибридных войн, которая рассчитана на выпуск специалистов, которые либо могут применятся для реализации сложных аналитических и практических задач государственного уровня, либо найдут себя в работе крупнейших федеральных СМИ или корпоративных структурах.  Занятным образом это перекликается с теми задачами, которые по данным различных утечек, ставились на Совбезе РФ.


Составляющие современной информационной войны.

В качестве преимущества курса постулируется обучение на основе актуальных практик гибридных войн, а не заострение на быстро устаревающей теории.  Дисциплины, посвященные информационным и гибридным войнам (во всем их разнообразии) в рамках реализации доктрины «мягкой силы» по сути посвящены изучению практических вопросов ведения современных войн и психологических операций, при этом разумеется можно использовать как практический анализ актуальных локальных войн, государственных переворотов и цветных революций, так, как и доступные теоретические исследования зарубежных исследователей последних лет, которые ложатся в основу процессов манипуляции массовым сознанием и агрессивного применения информационного оружия при ведении войн неконтактного типа.

В качестве экспертных предложений предлагается использовать передовые теоретические и прикладные достижения иностранных фабрик мысли и университетов, которые уже длительное время работают в этом же направлении. Стоит помнить, что они в той или иной степени задействуются в различных информационно-психологических операциях. С другой стороны, в России накоплен собственный опыт исследования информационных и гибридных войн и противодействия им. Будущий руководитель профильной программы А.Манойло является экспертом Совбеза, БРИКС и ШОС по информационно-психологической проблематике. Он имеет опыт службы в силах специальных операций, а в последние годы стал известен благодаря читаемому в МГУ курсу, где в частности детально рассматривал дело Скрипалей. Известно, что курс попытался скопировать Джорджтаунский университет в США.


Выдержки из программы.

В качестве отечественных Think Tank-ов предлагается подключать узкопрофильные фабрики мысли, вроде Черноморского информационно-аналитического центра, которым руководит А. Мохов и аналогичные структуры из разных регионов страны. Вполне понятно, что подобные мозговые центры достигают наибольшей эффективности, когда начинают комплексно взаимодействовать друг с другом. Тут новый институт получает возможность выступить точкой сборки и площадкой для взаимодействия отечественных фабрик мысли.


Руководитель Черноморского информационно-аналитического центра Андрей Мохов.

Акцент на вопросах внешней политики и изучения Средиземноморского региона (что включает в себя вопросы изучения Южной Европы, Балкан, Северной Африки, Ближнего Востока) неизбежно будет ставить вопрос о контактах с правительственными структурами и в первую очередь с МИД РФ. Прошлой осенью в институт уже приезжала официальный спикер МИД М.Захарова, так что какие-то контакты уже безусловно налаживаются, что не удивительно, с учетом заточенности программ института под внешнеполитическую проблематику. Появление представителей МГИМО на конференции по Ближнему Востоку также укладывается в логику столичного интереса к проекту.
МГИМО выступил партнером в реализации магистерской программы ИОНМО «Гуманитарное сотрудничество и внешние связи регионов», выпускники которой скорее всего будут в дальнейшем работать в сфере официальной и публичной дипломатии в интересах российских Севастополя и Крыма.


Аммар Канах

Интерес спецслужб к проекту также понятен – специалисты по гибридным и информационным войнам, да еще и прошедшие специальные курсы по изучению Средиземноморского региона (Африка, Ближний Восток + отличный эксперт к.п.н. Аммар Канах, который много лет изучает эту проблематику), это возможность получить специализированные кадры, причем не только для банальной вербовки.

По этому направлениюоткрыта магистратура «Востоковедение и африканистика», которую поддерживают признанные московские структуры - Институт востоковедения РАН и Институт стран Азии и Африки МГУ. Напомним, директор ИВ РАН Наумкин - консультант генсека ООН по Сирии.
С Intelligence явно связаны и другие магистратуры, на которые сейчас идёт набор - Регионоведение Средиземноморья и Аналитическое обеспечение внешней политики.


Конференция арабских стран, которая прошла в Севастополе в прошлом году. Присутствовали представители 14 государств. Посол Судана даже поздравил всех с вхождением Крыма в состав России.

На информационной войне и новых цифровых технологиях ее ведения явно сосредоточена магистратура «Медиакоммуникации», которую открыли ещё год назад на базе современного медиацентра СевГУ. Именно в медиацентре недавно прошёл телемост по гибридным войнам с Москвой, Эстонией и Кишинёвом. За последний год в медиацентре был замечен ряд известных фигур российского медийного направления - гендиректор RT Николов, Мария Захарова и даже пранкеры Вован и Лексус.
Есть интересная магистратура, реализуемая совместно с Санкт-Петербургским университетом - Социология цифровых трансформаций. Вроде бы все прозрачно, но программа явно ориентирована на общественно-политическое обеспечение проекта «Умный город» в Севастополе, за которым стоит «Ростех» и где предполагается одним из первых в мире установить у нас в городе систему распознавания лиц.


Доступный список дисциплин.

Насчет программы «Морская археология» пока что-то сказать сложно, если не углубляться в погружения Путина в батискафе, но есть мнение, что тут дело связано не только с поисками затонувших линкоров и лайнеров. Если вспомнить про проблематику защиты подводных кабелей связи или контактов западных подводных археологов с оборонными ведомствами, то тут все может оказаться куда как сложнее и интереснее с точки зрения получения прикладных знаний весьма специфического характера.

В целом, данный институт ставит перед собой широкий спектр задач военно-политического, разведывательно-аналитического и образовательного характера. Налицо попытка не плестись в обозе слепого копирования западных форм, но создать нечто новое и прорывное, о чем столь часто у нас трубят с высоких трибун, говоря о том, что России необходим прорыв. Успешная реализация этого проекта позволит оценить, насколко слова не расходятся с делами.

В данном случае видна достаточно ясная программа развития, примерно понятны те внутриэлитные силы, которым этот проект интересен и что главное, в проекте есть понимание, что мир меняется и надо готовить людей, которые могут контролировать и управлять этими изменениями. Можно лишь порадоваться за мой родной город, где развивается такой институт. Я в своё время учился по чисто гуманитарному направлению и с удовольствием поучил бы в дополнение к нему ещё и гуманитарно-технологическое, медийное, международное образование, которое мне пригодилось бы в той деятельности, которой я занимаюсь сейчас.
У нынешних выпускников такая возможность есть.



Main menu 2

Dr. Radut Consulting